Все о спорте - Nova Sport
Радамель Фалькао: Хочу добиться таких же успехов в бейсболе, как в футболе Радамель Фалькао: Хочу добиться таких же успехов в бейсболе, как в футболе
В 33 года еще и в хромающем «Монако» регулярно стрелять. И, судя по интервью для France Football, намерен это делать еще очень долго. А... Радамель Фалькао: Хочу добиться таких же успехов в бейсболе, как в футболе

В 33 года еще и в хромающем «Монако» регулярно стрелять. И, судя по интервью для France Football, намерен это делать еще очень долго.

А после завершения карьеры он надеется начать такую же профессиональную… в бейсболе.

— Радамель, все так же осторожно, «Марлинс» (бейсбольной Майами – Прим. ред.)?
— Да. Часто отпуск я провожу во Флориде, и тогда, конечно, я хожу на матчи «Марлинс». Я люблю бейсбол. Ребенком в Венесуэле (я там вырос), занимался спортом, играл между прочим на приличном уровне. Моим кумиром, так и по всей стране, был Андрес «Эль Гато» Галаррага, болел за Омара Визкеля и Оззи Гиллена – эти два были шортстопы, как и я.

— Что-то с бейсбол пригодилось потом в футболе?
— Способность к концентрации внимания. Бейсбол не настолько динамичный вид спорта, как футбол, где ты постоянно в движении. В бейсболе нужно реагировать в очень короткие сроки, поэтому вы можете развивать в себе автоматизм действий, на уровне почти отражение. Там спокойствие, уверенность и четкость действий. Иногда можно семь иннингов (периоды игра состоит из девяти) и не касаться мяча. Но необходимо соблюдать предельную концентрацию, ведь в любой момент вы можете присоединиться к игре.

— Йохан Кройф тоже в юности занимался бейсболом, и утверждал, что оттуда имеет мобильность, реактивность…
— Да, бейсбол – идеальный вид спорта для развития координации движений, приучает к дисциплине. Там можно развивать реакцию, потому что мяч летит на тебя со скоростью 130 км/ч – попробуйте попасть в него палкой! Но когда развил в себе такую реакцию, в футболе, тебе будет гораздо легче, потому что мяч летит не так быстро. Моя жена тоже любит бейсбол, часто это наша общая тема. Я хочу после завершения футбольной карьеры, начать другую — в бейсболе.

— Как Майкл Джордан?
— Да, как Джордан. Но Майкл не смог играть на высоком уровне (31-летний Джордан играл во второй Лиге, в «Байронсе»). А у меня именно такая цель. Я хочу достичь таких же успехов в этой отрасли, как и в футболе! (Смеется).

— Долго, однако, оказывается, футбольная карьера, начались в конце концов, в 13. Помните первый гол в профессиональном футболе?
— Я прекрасно помню. Это было в 1999-м. Тогда в колумбийском футболе был, как правило, клубы первой лиги должны были потратить по крайней мере одного игрока в возрасте до двадцати лет, а клубы второго – до лет семнадцати. По крайней мере, на некоторое время, но отпустить. Я играл тогда в «Лансерос Бояка», мне было 13 лет, но выделялся он мог бегать и с парнями. Но меня все-таки берегли. А в какой-то момент все молодые оказались шрамами, и мне говорят: «Иди, Фалькао! Остался только ты!» Это было здорово! Но первый гол забил только в следующем сезоне – «Кондору», farm столичного клуба «Санта-Фе».

А первый гол в Лиге чемпионов?
— «Атлетико» (в 2009 году), когда играл в «Порту», пяткой забил.

— То, о чем жалеете в своей карьере? Может быть так, что сейчас бы я сделал по-другому?
— Нужно было играть просто для удовольствия. Я имею в виду тот период — когда он начал играть за «Ривер Плейт» в Аргентине. Когда я (15 лет), сначала играл с ребятами в моем возрасте, но не ждать, чтобы стать профессионалом. Я думал только о том, на все забил, на личную жизнь, и это все. Он хотел все сразу. А если что-то не работает, ужасно зол.

— Игрок штрафной. Но ведь не всегда играл в таком стиле?
— В моей карьере, самый важный этап был в «Порту» (сезон-2009/10). Я пришел в это уже играет команда – ребята играли вместе пять лет. Был в команде свой стиль, придется адаптироваться. У меня была одна цель – заработать, потому что по краям играл великий мастер прострелам. Каждый футболист имел свою четкую роль на поле, а моя – играть как можно ближе к воротам соперника, не оттягиваться, только впереди, на самом кончике. Именно в «Порту» стал настоящим центрфорвардом.

— Хотя я всегда играл в нападении…
— Почти всегда. Это был период в сборной юниоров — играл «десяткой», плеймекером.

— И как, нравится новая роль?
— Я смог сделать последний пас, хорошо читал игру. И все-таки я бы предпочел играть спереди.

— Для того, чтобы стать центральным нападающим, нужен определенный склад характера?
— Главное – желание забить, уверенность в себе и такой… упорство, ненасытность к мячу. Но ведь злоумышленники часто на голодном пайке, можно за 80 минут ни разу не коснуться мяча, а потом забить и стать героем матча. А второй супер длинных, играл на команду, но никто его не празднует. То есть о нападающих судят только по голам. И это не совсем справедливо.

— Центральный нападающий всегда зависимый человек – зависит от команды, от того, кто «поднесет снаряд»…
— И он всегда должен быть готов принять эту передачу. Всегда в засаде. Именно в «Порту» я научился так играть, то есть, как общаться с партнерами. Для нападающего очень важно, чтобы быть в такой команде, где кто-то, кто создать голевую ситуацию. В противном случае…

— Вы хотите сказать, что «Атлетико» не была такой командой?
— Везде, в каждой команде ни играл, я должен был приспособиться к стилю, под местный чемпионат. В Атлетико не было таких «бровочников», как в «Порту», и чемпионат был совсем другой. В Ла Лиге команды дорожат мячом, там ценится красивый, умный футбол. В Англии играют по-разному, так носятся все девяносто минут. Это не мой футбол.

— Отлично играет головой, хотя и не столь высокий (1,77 м). Как развить в себе эту способность?
— Изначально любил играть головой. Потом в аргентинском чемпионате развил это качество – потому что там такая «езда» футбол: нападающие очень часто бьют головой. Он работал над тем, как правильно и вовремя выскочить над координацией движений. Нападающий просто должен хорошо бить головой – как без этого!

— Но, например, Анелька или Анри не были экспертами в такого рода ход…
— Я согласен. И Роналду тоже. Но у меня это естественно качество. До этого много работал над этим компонентом.

— Ушиб колени перед ЧМ – 2014 стал большим психологическим ударом? Давно ушли?
— У каждого нападающего большая проблема – найти свою игру после регенерации. Чисто психологическая. В первый период чисто инстинктивно избегаешь ударов, борьбы. Но со временем это проходит. В моем случае проблема заключалась в том, что из-за этой травмы он был вынужден покинуть ЧЕМПИОНАТ мира. Колумбия 16 лет не может пробиться в финал удалось, и вот так со мной случилось. И когда еще такой шанс выпадет! И так все было хорошо, игра, как говорится, шла. И на меня в сборной так надеюсь! Потому что в соревнованиях отлично сыграл. И мне казалось, что эта сборная на ЧМ покажет. И вот – ужас!

— Неймар перед ЧМ-2018 был ранен, все говорили, что не успеет восстановиться, но удалось…
— У меня другой случай – было слишком рискованно играть в России. Получения повторной травмы. Это было сразу понятно, потому что я знаю свой организм. Хотя пытался, конечно, поднять лечение, но… Для меня, если играть на максимум. И уже не думаешь о риске получить новую травму. Потом я бы занимал чье-то место – кто-то, кто может быть лучше подготовлены и более полезная, чем я. Да просто подмочил бы свою репутацию. Полностью, конечно, я бы не вернулся, делать вид, что все в порядке? Я не мошенник!

— Среди ваших тренеров были и такие известные, как Моуриньо, Луи ван Гал, Симеоне, Виллаш-Боаш, Жардин… Кто сыграл особую роль в вашей карьере?
— Пассареллу забыли… И Жезуалду Ферейра в «Порту» — многому научился, что должен и чего не должен делать нападающий. Но на самом деле все чему-то научились. Виллаш-Боаш (заменил в «Порту» Феррейру в 2010-м) заражал своим желанием победы, мы будем унести. И в «Атлетико» Симеоне уже пришли другие, заматеревшим. Потом в «Монако» на Жардиме начал играть еще увереннее. Ван Гал – особенный случай. Он говорил прямо в лицо, что думает. Это, в принципе, правильно. Но он имеет свою философию, в этом отношении, упрямый человек. Иногда не очень понятно. Но тоже очень важный тренер в моей жизни.

— А что скажете о Моуринью?
— Я пришел в «Челси», когда он там работал уже третий год, все шло наперекосяк. И через четыре месяца его уволили – так, что не успел просечь, что это за тренер.

— А Тьерри Анри?
— Есть хорошие идеи, прекрасно разбирается в футболе. Но что можно сделать за три месяца!

— Хороший игрок не всегда хороший тренер?
— Тити пришел в очень сложный момент, в команде, которая вообще не шла игра. Кто-то ушел, кто-то пришел, много новичков. А для того, чтобы познакомиться с людьми, чтобы вас узнали – нужно время. Команда, как оркестр, с кондачка, ничего из этого не будет. Нужны испытания, чтобы все сыгрались. А если каждый год уходит по пять-шесть игроков – проблема! Кроме того, было много раненых. Мне кажется, что только один матч сыграли в оптимальном составе.

— Теперь-то состав устаканился?
— Пришли приличные ребята, восстановились травмированные. Конечно, игра изменилась. Да, это обычное дело – если команда теряет лидера теряет и игры. Посмотреть, что происходит с «Реалом» после ухода Криштиану! Первые три или четыре месяца были просто на себя не похожи. А четыре месяца-это половина сезона!

— Перестроятся и результаты придут.
— Конечно. Если идет какой-то ведущий игрок, надо все менять в корне.

— Удивился, когда узнал о возвращении Жардима?
— Бывает так: в начале чемпионата, тренера увольняют, а потом возвращают. То же самое произошло в этом сезоне в «Вильярреале» (Хавьер Кальеха был освобожден и через пятьдесят дней, дополненное). Руководство рулит.

— Возвращаясь к Тьерри анри. Он ведь был отличным нападающим, какие-то советы давал?
— Тьерри, он очень хорошо знает специфику игры центрального нападающего. Но какие советы может дать? После какой-то ситуации в игре – в каких сам в свое время проявлял. Он знает футбол изнутри. Я думаю, что он может стать отличным тренером.

— Откуда у вас прозвище «Тигр»?
— Так меня называли в Аргентине, в «Ривер Плейт». После какого-то матча Гонзало Лудуено сказал, что я буду играть, как тигр. С тех пор привязалось.

— Может, действительно тигр характера?
— (Смеется). На поле действительно меня как будто заменяют. Вообще-то человек тихий, спокойный в жизни, но стоит выйти на поле – совсем другой. Болезненно я не хочу проигрывать.

— Два месяца назад внезапно умер твой отец…
— (Глаза Фалькао наполняются слезами). Отец был моим первым и главным тренером. И таким он остался до самой смерти. В дни матчей он звонил в десять утра, в четыре утра по колумбийскому времени. Спрашивал, как я себя чувствую. Что-то советовал. Всю карьеру был в курсе всего. Самый мой близкий человек. Поделился с ним всеми проблемами. И после каждого матча папа обязательно звонил и говорил, что я делал не так, даже если, например, забил три или даже четыре гола. Мне очень тяжело без него.

— Его отец-его звали Радамель Гарсия – так же, как и вас. Не было мысли выйти на поле в футболке с надписью его имени – таким образом отпраздновать?
— Я и не думал. Хотя идея отличная. Быть может, так и сделаю… (Сразу после интервью Фалькао разрыдается, обхватив голову руками).

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *