Все о спорте - Nova Sport
Игорь Бушманов: Дело Кокорина и Мамаева превращают в макулатурное Игорь Бушманов: Дело Кокорина и Мамаева превращают в макулатурное
Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов рассказал о нюансах сегодняшнего процесса. — На сколько встреч может затянуть судебный процесс?— Больше десяти это точно. Учитывая количество... Игорь Бушманов: Дело Кокорина и Мамаева превращают в макулатурное

Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов рассказал о нюансах сегодняшнего процесса.

— На сколько встреч может затянуть судебный процесс?
— Больше десяти это точно. Учитывая количество свидетелей. Как следствие, отмечается около сорока свидетелей, плюс будут с нашей стороны. Также следует отсмотреть видео.

— Видео входов?
— Их будут исследовать. Сейчас все материалы дела будут рассмотрены по существу. Сначала свои доказательства предоставит обвинение, потом защита. Так делать десять – пятнадцать встреч – это минимум.

— Или, может быть, все выложить на пол года?
— Это зависит от суда. От его интенсивности. Есть и другие важные дела, которые видит.

— Встречи будут ходить весь день?
— Я не знаю. В зависимости от нагрузки суда. Может и пол дня рассматривать, а может и на весь день растянуть заседание. Можно каждый день назначать слушания.

— Каждый день в течение десяти дней?
— Обычно каждый день процессы идут, когда суд присяжных. Учитывая высокую загрузку центрального суда в нашем случае будет максимум две встречи в неделю.

— Мамаев и Кокорин должны лично участвовать в каждом заседании?
— Все это время. Их нужно в пять часов забрать, привезти, и, в лучшем случае, ночью попадет обратно в камеру. Их везут в несколько судов вместе с другими обвиняемыми.

— Кормит их не будет?
— Только сухой паек дадут.

— Это никоим образом не нарушает правила содержания?
— Европейский суд говорит, что нарушает, но это продолжается.

— У меня впечатление, что Мамаев с каждой встречей становится все яснее.
— Прошло время, он адаптировался. Я понимаю, что он держит, как мужчина, но в душе, конечно, переживает. Не имеет возможности общаться с детьми. Да и общественный резонанс этого дела, отрицательно влияет на принятие всех процессуальных решений по делу. Если было бы просто, рядовое дело, что оно не сложные в расследовании.

— В последнее время общество критически высказывается в отношении расследования. В частности, Киселев его критиковал. Это может как-то повлиять?
— Даже Владимир Владимирович, который на коллегии прокуратуры обратил внимание, что пришло время, чтобы уменьшить количество репрессивных мер, в том числе связанных с содержанием под стражей. Их и так в избытке. Такие общественные процессы должны стать примером, что суд стоит на защите прав и свобод граждан, а не работает, как только репрессивная машина. Большинство милостиво примет, учитывая, что они сидят довольно длительный срок.

— Среди свидетелей, которые заявляли, что они представители «Краснодара» и согласились с тем, имеют ли они явиться?
— Да, мы их обнаружили. И мы подойдем к этому, когда мы будем исследовать свои доказательства. Дай бог десятого заседания суда, когда будут исследовать черты личности, конечно, кого-то пригласим. А сегодня проходили чисто процедурные вопросы: может ли суд рассмотреть дело по существу, есть ли какие-либо препятствия, связанные с составлением обвинительного заключения, который не позволит вынести приговор. Суд может полгода дело рассматривать, а потом увидит, что обвинения сформулированы неправильно и не должен выносить приговор. Бывают случаи, когда они возвращаются со стадии вынесения приговора. Сколько тратится государственных средств на это обращение.

— В чем дело защиты вернуть дело в прокуратуру? Это не замедляет процесс?
— Вы всегда ратовали за ускорение судебного разбирательства по делу. Мы считаем, что эти ляпы, которые могут привести к тому, что судья, рассмотрев это дело по существу, может принять решение, что его нужно вернуть. Нам это тоже не нужно. Мы за то, чтобы приговор, который нас порадует в этой ситуации, был выпущен как можно скорее. К сожалению, дело длится слишком долго. Прокуратура потеряла не совсем корректное обвинение. Я не понимаю, от чего защищаться. Был использован незначительный повод для совершения преступления из вредоносных побуждений. В чем это он небольшой? Необходимо указать, чтобы, как это интерпретировать. Произведение состоит из двадцати шести томов, с учетом шести томов обвинительное заключение. Я обращал внимание суда, что маловероятно в практике было и еще когда-то будут такие обычные дела, на такое количество материалов. Это на самом деле замакулатуренное дело, завуалированной от реальных обстоятельств. Это подтверждает надуманность всех следственных аргументов и вымыслы. Если все правильно изучить и квалифицировать все действия, на основании того, что они сделали, это все, может подать ходатайство о согласии с обвинением и рассмотреть без исследования доказательств для суда. Это записано, чтобы бюджетные средства, и мы будем иметь возможность получить решение с минимальными санкциями. Но, к сожалению, такой возможности нам не предоставили. Теперь мы будем исследовать и пробовать заглядывать доказательства.

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *