Все о спорте - Nova Sport
Директор по безопасности «Спартака»: Каррера сам отказался пойти на «фанатку» Директор по безопасности «Спартака»: Каррера сам отказался пойти на «фанатку»
Евгений Мележиков раскрыл некоторые секреты своей работы в беседе с нашим корреспондентом. Вопросов к нему в последнее время накопилось много – на матчах красно-белых,... Директор по безопасности «Спартака»: Каррера сам отказался пойти на «фанатку»

Евгений Мележиков раскрыл некоторые секреты своей работы в беседе с нашим корреспондентом. Вопросов к нему в последнее время накопилось много – на матчах красно-белых, скучно не.

«ОДНОГО «ЗАПРЕТЧИКА» НА «ЗЕНИТ» НЕ ПРОПУСТИЛ»

– Недавно мы провели интервью фаната «Спартака» Михаила Голунова, которая в обход запрета на посещение матчей по-прежнему не попал на игру с «Зенитом». Можно ли решить эту проблему без введения системы карт болельщика? И какие к Голунову могут быть применены санкции?
– О FAN ID я пока не хотел бы говорить, но в любом случае, когда будут разработаны и утверждены механизмы идентификации болельщиков при проходе на стадион, мы сможем технически идентификации тех лиц, в отношении которых судом выдан запрет на вход на матчи.

Этот болельщик прошел на территорию стадиона в чужому подписку, что сам признался. Также он мог купить билет — они продаются без предъявления паспорта. А далее обнаружение и идентификация человека, которому запрет на вход на стадион, опирается на человеческий фактор.

Или стюард или представитель правоохранительных органов узнали этого человека на основе имеющихся фото — или не знали. В случае Голуновым не узнали. Человек принял дополнительные меры, чтобы скрыть свое лицо, а стюард не потребовал с пробега снять капюшон и шарф.

Хронология попыток Голунова попасть на стадион нам известна и понятна. Примерно полтора часа искал удобный способ — и я нашел. Мы работали неэффективно.

Благодаря системе видеонаблюдения содержит все данные. А дальше решают органы внутренних дел и суд. Задача первых — принять меры, чтобы остановить и направить дело в суд. А задача суда – наказать за повторное нарушение уже вынесенного административного запрета на посещение стадиона. Насколько я помню, там возможно применение штрафа от десяти до пятнадцати суток ареста. Далее это не меняет запрета на посещение арены.

У нас есть целый список таких «запретчиков». В частности, на матч с «Зенитом» один такой болельщик, в отличие от Голунова, не попал.

Узнал его?
– Да, но в данном случае это не составляло никаких проблем: после прохождения на стадион подал абонемент. Мы этот проход заблокировали, имея решение суда. Просто не пускали людей на стадион, но не стали останавливаться, потому что на одну территорию, он не прошел, это значит, факта повторного нарушения не было.

– Он пытался попасть на арену по собственному подписка?
– Да. У нас есть списки людей, которым запрещен вход на стадион. Они постоянно обновляются.

Эти списки обеспечивают органы внутренних дел, которые в обязательном порядке работают на матчах в этой теме. По вопросу определения «запретчиков» при их попытках повторного входа на стадион мы очень зависим от человеческого фактора. Мы работаем над этим. Свести к минимуму влияние человеческого фактора можно с введением соответствующих технических систем автоматической идентификации.

Однако существующая система безопасности на нашем стадионе позволяет идентифицировать преступника позже и применить к нему соответствующие меры. Срок исковой давности — в течение трех месяцев. Вот в течение этого периода сотрудники органов внутренних дел на матчах могут остановить «запретчика», составить и направить административный протокол в суде.

«О НАРУШЕНИИ ГОЛУНОВА, ЧТОБЫ МЫ ЗНАЛИ И БЕЗ ФОТОГРАФИЙ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ»

– Через тур «Спартак» примет на «Открытие Арена» московский ЦСКА. Есть ли гарантия, что Голунов на этот матч не попадет? Он говорил, что собирается и дальше посещать матчи.
– Конечно, давать какие-то гарантии с моей стороны было бы глупо, потому что это зависит от желания самого Голунова, и от превентивных мер со стороны правоохранительных органов, и от эффективности действий стюардов на входах. Но выводы из наших ошибок, мы, конечно, сделали.

А гарантии, что это не пройдет, не будет ни средств, ни, тем более, без них. Это сложный и постоянный процесс работы. Некоторых преступников идентифицировать и привлечь к ответственности, но появляются другие. Потом запреты у людей заканчивается, они снова приходят на стадион, но многие из них не отказываются от выполнения повторных преступлений.

Техническое оснащение арены помогает нам допускать меньше ошибок, связанных с человеческим фактором, и увеличивает нашу эффективность в работе по профилактике правонарушений или борьбе с ними.

– Получается, что «запретчиков» не останавливает даже перспектива идти на пятнадцать дней? Может быть, стоит ужесточить наказание, чтобы никому неповадно было?
– В административном и уголовном кодексах определены соответствующие санкции. Мы со своей стороны должны работать над тем, чтобы избежать ситуации, когда человек приходит на стадион, будучи лишенным этого права решением суда, и не получает за это никакого наказания.

– Большой список забаненных болельщиков?
– Это примерно 570 человек по всей стране. Из них около 100 болельщиков, связанные непосредственно со «спартаком». Список постоянно меняется.

– Вы пытаетесь отследить только спартаковских «запретчиков» или всех?
– Всех. Например, проходит матч «Спартак» — «Зенит». Приезжают болельщики питерского клуба. У нас есть информация, что некоторые болельщикам клуба гостя, запрет на вход на стадион. В сотрудничестве со службой безопасности «Зенита» мы можем это отслеживать на нашем стадионе, и мы принимаем меры.

– Если бы Голунов не поместил фотографию с матча с «Зенитом», никто не узнал, что он был на матче?
– Мы узнали об этом в любом случае, потому что мы делаем определенную работу, вместе с правоохранительными органами. Они с определенной частотой удаляются у нас архивов и смотрит. Рано или поздно его визит, вышло бы на свет.

Мы отсматриваем ряды секторов, лица людей в течение всего матча, но во время игры все больше и больше концентрируются на границах зон, на точках соприкосновения наших болельщиков в гостях, на возможных очагов совершения преступлений, групповых, массовых столкновений.

Нынешняя система видеонаблюдения позволяет с хорошим распознаванием лиц отсматривать все трибуны и в любом месте.

– Если во время игры «запретчик» найден на трибуне, сразу выведут?
– В зависимости от того, где он находится. Мы не поддерживаем провоцировать какие-то конфликты на трибунах. Но в любом случае, задержание было произведено в перерыве матча или после его окончания.

– Такие остановки уже были?
– Это случается довольно часто, просто не афишируем. Процесс этот не особо публичен. И поправлю тебя: мы не задерживаем никого — это только функция внутренних органов.

«ЕСЛИ ОТКРЫТЬ ВСЕ ВЫХОДЫ, АРЕНА «СПАРТАКА» УВОЛЕН ЗА ВОСЕМЬ МИНУТ»

– На матче с «Зенитом» сломалась система регистрации болельщиков через главный вход, произошла давка. Как это могло случиться?
– Система KD не сломалась. Был сбой. Такое бывает. Каждая система под нагрузкой может произойти сбой. Но подобные проблемы, как правило, в течение пяти — десяти минут.

Другое дело, что даже пять минут могут создать проблемы. И чем ближе начало матча – тем больше риск, создает специфический шум, канатная дорога останавливается.

Для всех норм автобусная очереди более трех минут, является предпосылкой к жестокости и беспорядков. Поэтому мы стараемся, чтобы быстро на это реагирует. ИТ-служба, которая отвечает за работу этих систем, сразу же принимает меры, дежуря на каждом входном павильоне.

– Как быстро удалось решить проблему с ошибкой в игре против «Зенита»?
– Обычно это занимает не более пяти минут. Конкретно на этой игре сбой длился семь.

– И гарантии, что это больше не повторится, не?
– Нет. Система постоянно обслуживался, чтобы уменьшить риск аварии, проводится обязательная проверка их состояния перед матчем. Тем не менее, безаварийная эксплуатация возможна только в течение определенного периода. Рано или поздно сбои неизбежны. Однако, мы должны контролировать ситуацию и реагировать на любые отклонения, постоянно и немедленно.

– Если не удастся быстро исправить система регистрации болельщиков, вы можете пропустить людей через другие входные группы?
– У нас есть оперативный штаб, который будет реагировать на любые аварии и несчастные случаи, как на соседних улицах, так и внутри арены. В этом случае, если система не пришел в течение десяти минут, то мы можем в соответствии с правилами должны по решению штаба перейти на ручное управление.

Я не вижу проблем с запуском в ручном режиме, потому что у нас есть второй контур электронной схемы. Он и так читает билет при проходе на сектор.

– Матч 26. тура «Спартак» – «Рубин» перенесен на понедельник. Вы не будете иметь проблем с проходом на стадион? Люди будут подъезжать на игру с работы…
– Мы предпримем все меры для ускорения процесса досмотровых мероприятий, чтобы максимально ускорить проход на стадион.

– Выход тоже будет ускорение?
– Выход ограничен емкостью станции метро. У нас есть определенные договоренности с органами внутренних дел, что при посещаемости в 30 тысяч человек оперативный штаб никоим образом не ограничивает выход болельщиков с трибун. Но при ухудшении погодных условий или превышении определенного числа штаб, чтобы избежать суеты при переходе в вестибюль метро вынуждены принять решение о поэтапном выходе болельщиков со стадиона.

Проектными нормами предполагается, что если открыть все выходы одновременно арену можно оставить за восемь минут. Другое дело, где люди потом попадают. Сейчас район является, с одной стороны, ограничена Волоколамским шоссе, с другой – железнодорожной веткой, с третьей – строительством районе. Поэтому люди не имеют, куда идти, кроме самой близкой станции метро «Спартак». С созданием полного жилищной и дорожной сети проблема более или менее решена. Но это произойдет не ранее, чем в 2021 — 2022 году.

«Я ВИДЕЛ ФОТОГРАФИИ ПОКЛОННИКА БЕЗ ШТАНОВ — КОНЕЧНО, ЭТО НЕ НОРМАЛЬНО»

– Наличие болельщиков на стадион пиротехнических средств, за которую регулярно оштрафован и «Спартак», – неразрешимая проблема?
– В зимний период контроль менее эффективен. А в теплое время года болельщики принимают более изощренные методы доставки. Для фанатов, использование пиротехники, особенно в дни важных моментов, очень важно, и это, конечно же, мы понимаем. Но мы должны выполнять свою работу. А закон запрещает хранение и использование пиротехники на стадионах.

Здесь постоянно встречаем противодействие. Это бесконечный процесс, в котором в какой-то момент побеждают одни, а в какой-то — другие. Было бы неплохо, совместно с фанатскими объединениями, производить какие-либо альтернативные варианты замены пиротехники — безопасно и не запрещено.

Болельщики иногда сами что-то предлагают, выходят с инициативами в соответствующие инстанции, по принципу: если вы не дадите на это, дай на это. Хотите ярко и эффектно поддержать команду, организовать некое шоу, на которое идут и другие зрители, которым это интересно. Но запрещать всегда легче, чем что-то решать, так что решения пока нет.

А полностью исключить наличие пиротехнических средств на данный момент не работает ни на одном стадионе мира. На мой взгляд, это возможно только в случае диалога с болельщиками, обоюдного диалога, в котором стороны, конечно, возьмут на себя определенные обязательства.

– Вы можете отслеживать любителей файеров? Они не закрывают лица, как видно на фото.
– Можно. У нас есть системы, которые позволяют эффективно сделайте фотографию лица без маски для человек в маске, и наоборот. Жгут огонь, как обычно, те же лица.

– На матче «Динамо» – «Спартак» в Химках болельщика красно-белых при досмотре заставили снять брюки. В рамках «Арена Форум», эта ситуация обсуждалась. Как у вас к ней отношение?
– Обзор – одна из функций управления, которая не может быть удалены со стадиона. Но необходим контроль над тем, как именно это делается.

Почему люди собираются на контроль? Потому что это делается с определенной скоростью, который позволяет обеспечить оборудование входной группы. Если будет больше людей, чем позволяет пропускная способность входной группы, — начинается паника, переполнение досмотровой зоны. Выход один – создавать входные группы, только под максимальную емкость объекта зоны.

Почему условия для прохода болельщиков гостей команды должны быть жестче и хуже, чем на сайте? А представители СМИ часто не обращают внимания на причины: важно хайп!

– Вы думаете, что это был хайп?
– Со стороны средств МАССОВОЙ информации, распространивших фото, наверное, так. А причины присутствия болельщика без штанов в зоне контроля, на мой взгляд, очевидно, хотя на этот счет есть другая точка зрения, говоря, что это была инициатива болельщика. В любом случае это нарушение: личный досмотр должен проходить при понятых и в закрытом, оборудованном помещении.

В этом случае, конечно, был плохо организован обзор. Вход химкинского стадиона не справилась с наплывом болельщиков. Мы с этим сталкиваемся постоянно и на многих стадионах страны. Болельщики «Спартака», к сожалению, очень раздражителем для местных правоохранительных органов. В них применяются усиленные меры контроля, где-то даже чрезмерным. Кого-то раздевают, кого-то нет. Чаще всего это связано с технической оснащенностью гостей, входных групп.

На нашем стадионе есть задача организовать вход в зону по аналогии с другими входными группами. Мы хотим, чтобы она была стационарной. Теперь у нас постоянно гостей, входная группа нет, и мы готовим ее для каждого матча отдельно.

А что касается Химок, в этой игре наши болельщики сигнализировали мне, что входная группа не справляется с приветственным потока болельщиков. Контрольно-распорядительная служба и полиция не использовали слабую пропускную способность. Они могли бы ослабить какие-то меры, а вместо этого — наоборот, ужесточены. Я видел эти фото с поклонником брюк — конечно, это не нормально.

«НА МАТЧИ РПЛ ПЫТАЮТСЯ ПРОНЕСТИ НОЖИ, БАЛЛОНЧИКИ, ТРАВМАТЫ»

– А вы можете помочь болельщикам с переходом на химкинскую игру, раз они к вам обращалась?
– Представители службы безопасности и фан-клуба «Спартак», безусловно, присутствуют на всех выездных мероприятиях. Мы работаем в тесном взаимодействии с активной частью болельщиков. Но каждый сотрудник данного стадиона выполняет свои функции так, как считает нужным и в соответствии с теми указаниями, которые ему даны.

Может было такое настроение, может его заставили болельщики, возможно, ему строго указал глава. Это часто приводит к превышению полномочий, которые определены правилами проведения аудита или контроля. Мы немедленно реагируем. Однако наши дела доходят до конкретного работника стадиона или полиции только через какое-то время.

– В Химках вы отреагировали на эту ситуацию?
– Да. Мы всегда стараемся помочь в прохождении, не нарушая при этом законные требования сотрудников полиции и стадиона.

– Подводя итоги поездки, RPL тогда представила фотографии ножей, изъятых в том числе и у болельщиков «Спартака». Что это было?
– Не меньшее их количество, а то и больше, мы каждый матч.

– Люди ходят с ножами на футбол?
– И с ножами, и с газовыми баллончиками. А некоторые из травматического орудия. Мы передаем все это на хранение правоохранительным органам, потому что мы не имеем права пропустить человека с оружием. Кто-то ведет маски или другие запрещенные предметы…, как правило, после игры никто это не забирает.

– На предстоящем 6 апреля дерби с ЦСКА, меры безопасности будут усилены?
– Они будут идентичны обычным матча. Если у нас игра повышенного риска, это не значит, что мы должны принять более решительные меры. Они должны быть эффективными и достаточными, всегда и в каждом матче, но не навязчивым.

«СУПП ЖДАЛ, ЧТО Я ПРИВЕДУ МАССИМО»

– Возвращаясь к матчу с «Зенитом». С трибуны матч смотрел бывший главный тренер красно-белые Массимо Каррера. Его проход на сектор фанатский удалось предотвратить, чтобы избежать беспорядков?
– Не совершали и даже не пытались. Никаких беспорядков приход Карреры на фанатский сектор, вызвать не может. Это не первый и не последний случай, когда какие-то игроки или тренеры «Спартака», действующие или бывшие, пришли на эту трибуну, и все было хорошо. Фанаты сами заинтересованы в том, чтобы те люди, которые любят, приходили к ним на сектор, и на этот раз, конечно, не мыслью о совершении какого-то преступления.

Служба безопасности клуба не предпринимал никаких действий, чтобы не допустить Карреру на фанатскую трибуну. Я лично встречал Массимо, его семью и его представителей на этой игре. Меня спросили: «Куда идти — на трибуну А или Б?». Я ответил: «Где вы хотите. Если у вас есть билет на трибуну B, и там встречают – ладно, пойдем, я отвезу тебя. Если нет – то идем на «Platinum». Мы туда пошли.

– Carrera мог, не имея билета, попасть на «фанатку» на приглашение болельщиков?
– Да. Я бы сопровождать его, как представитель службы безопасности. Фанклуб был мною проинформирован и его представители так долго ждали, что я приведу Карреру, если вы решите пойти на трибуну B. Даже если бы были билеты на верхний ярус – он бы оказался на дне, там, где его пригласили поклонников. Никаких ограничений не было.

– Оказывается, не идти на сектор фанатский было личной инициативой Карреры?
– Он принял решение вместе со своими представителями идти на «Платиновые» билеты или дро, которые у них были. Насколько я знаю, были у них и билеты на трибуну B, но решили туда не ходить.

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *